February 16th, 2013

valera

Жизнь Валеры Колпакова. День 17133-й, утро.

[Про Харуки Мураками, бег и яичницу с беконом.]
6.24
Когда я просыпаюсь утром и будильник показывает, что вставать еще рано, я засыпаю опять. В былые времена это было невозможно, я катался с боку на бок и в итоге вставал, злой и недоспавший. Года два назад я придумал способ как быстро уснуть вечером, или даже доспать утром. Я понял, что самое главное - это отключить сознание, чтоб не перебирать в голове все дела, которые предстоить сделать, всех трудных пациентов, которые придут на следующей неделе и всех скандальных, которые загубили мне сотню нервных клеток на прошлой. И тогда я стал слушать книги. В основном, я слушал историческую прозу, всё подряд, что мог найти. Я заметил, что после того как наушники оказывались в моих слуховых проходах, редко проходило больше пяти минут до наступления сна. Я просыпался утром свежий и обнаруживал, что провода за ночь образовали удавку на шее, что на щеке пролегло пять "шрамов", и что в наушниках князь Святослав всё еще воевал с половцами.

Сейчас я слушаю Харуки Мураками. Это имя долго было у меня на слуху, но я всё никак не мог заставить себя послушать его книжки. Описания не вызывали у меня восторга и я вновь и вновь слушал то про Петра Великого, то про Тишайшего, то про Николая Палкина и декабристов. В декабре прошлого года, когда мы плыли на океанском лайнере, я валялся на палубе, жмурясь как игуана от карибского солнца. Я слушал очередную "историчность" про Николая кровавого и вертел головой по сторонам. На соседней раскладушке лежала молодая японка и читала книжку. Я заглянул на обложку. Это была "Охота на овец". И пусть книжка была на английском и сама японка явно имела какие то американские корни, но меня вдруг посетило непреодолимое желание почитать Мураками. Про то, как я влюбился в Мураками, я напишу как нибудь отдельно. А сегодня, проснувшись рано поутру, я решил доспать и воткнул себе в уши книжку Мураками "О чем я говорю, когда говорю о беге". Книжка эта о беге. Не о здоровом образе жизни, как подчеркивает сам Мураками, а именно о беге.

8.26
Когда я проснулся окончательно, я понял, что после двух часов гипнотического слушания про бег, во мне созрело непреодолимое желание бегать. Минимум час. Как Харуки Мураками. Я сбросил с себя ночную одежду и встал на весы. 186.6 фунтов. Оделся в спортивное, поднялся наверх и стал накручивать круги в комнате ожидания. За окном радостно светило солнце, в ушах со мной опять была книжка Мураками.

Книжка эта о беге, но и не только о беге. О жизненном пути самого Харуки, о преодолении трудностей, о том, что не нужно сдаваться, что нужно верить в себя и делать то, что подсказывает душа. Сам автор в свое время решил закрыть свой джазовый клуб, который приносил ему гораздо больше денег, чем любительское писание. Закрыл, чтобы стать писателем. И это уже после опубликования "Слушай песню ветра" и "Пинбол 1973", после премий и признания. И только полностью отдав свою жизнь писательской работе он написал "Охоту на овец". Когда я впервые стал слушать "Охоту" я сначала не мог понять, что за бред я слушаю, что это за человек-овца, что это за дурацкая непонятная мистика. Я настолько привык к фактологическим историческим книгам, что Мураками проникал в мое сердце с большим трудом. И потом словно пузырь лопнул. Я влюбился в книжки Мураками.

9.30
Я бегал час. Пробежал 4.5 мили. Сказал себе, что в ближайший час случится одно из двух: или я добегаю этот час или упаду замертво. Случилось первое. В первые двадцать минут я держался молодцом, но следующие двадцать постепенно превращались в пытку.

Мураками:


Один из марафонцев сказал, что на дистанции он все время повторяет мантру, которой его научил старший брат (тоже марафонец). «Pain is inevitable. Suffering is optional». Это и есть его мантра. При переводе трудно сохранить все нюансы, но навскидку я бы перевел это так: «Боль неизбежна. Страдание – личный выбор каждого». Поясню на примере. Вот, скажем, вы бежите и думаете: «Тяжело-то как. Все, больше не могу». То, что вам тяжело,- это факт, от него никуда не деться. А вот можете вы больше или не можете, решаете только вы сами. Это, понимаете ли, остается полностью на ваше усмотрение.


Я решаю, что могу и у меня вырастают крылья. Когда проходит час, я готов бежать еще, но понимаю, что завтра придётся платить по счетам и спускаюсь в подвал.

9.40
Когда я бегаю, я специально надеваю теплую одежду, чтобы пропотеть. Я люблю, чтоб пот бувально струился по лицу, чтоб от этого было противно, но иначе не получаешь полного физического удовольствия от бега. Я сбрасываю потную одежду, вытираю лицо и встаю на весы. Сколько же я потерял с этим потом? 186.6 говорят весы, ни хрена ты, Валера, не потерял.

Я иду в душ. Включаю на полную мощь. Мой душ совершенно дурацкий. Горячесть воды напрямую зависит от напора. Или сильный напор, но обжигающе горячей воды, или нормальный напор чуть теплой. Я выбираю горячую. Другой воды распаренное тело просто не принимает. Душ сотней иголок впивается в тело и я получаю какое то мазохическое удовольствие от этого.

Отмыв себя от часового бега, я выключаю воду и стою, тупо смотря перед собой. Внутри меня созрел какой то комок энергии и я чувствую, что если не выплесну его, то мне будет попросту физически плохо. Я включаю холодную воду и становлюсь под струи. Давление внутри нарастает и вдруг прорывается наружу. Я вдруг понимаю, что ору как сумасшедший, вся созревшая энергия выходит из меня в этом крике. Я останавливаюсь на секунду, удивлённо кручу головой: Что это было? И снова кричу. И тогда наступает полное опустошение. Я выключаю холодную воду и стою, пялясь в стену. А в голове крутится одно слово: "Нирвана". Хоть я и не знаю что это такое.

9.55
Я иду в спальню. Мое тело дышит и я не хочу одеваться. Встаю на весы - 185.4. Нет, это надо, а? То ли на мне было полкило грязи, то ли именно столько весил тот комок энергии, который я выкричал. Я все равно не хочу одеваться. Надел только кроссовки. Потом подумал и надел трусы. Иначе мне не к чему прикрепить свой фитбит. Нужно готовить завтрак.

10.21
Когда я готовлю еду, я всегда сначала слушаю свое тело. Оно само знает, чего мне сегодня нужно. В этот раз тело заказало яичницу, жареные помидоры и кусок бекона. А также бейгл с крим чизом и чашку кофе. Обычно я не ем мясо, а уж свинину тем более, но, видимо, сегодня какой то необычный день и раз уж в мозгах нарисовалось, то значит так тому и быть. И жареные помидоры взялись непонятно откуда. Но мне стало очевидно, что именно сегодня на завтрак у меня должны быть жаренные помидоры, и даже толщина кусочков ясно была предначертана в моём мозгу.



10.56
Я сажусь за компьютер и слова льются из меня сами. Я не знаю зачем я это пишу, интересно ли это кому, но я пишу, потому что я не могу не писать.

Мураками:


— Я ведь себя талантом не считаю… Но, по крайней мере, смысл писательства я вижу в том, чтобы самому чему-то научиться. Правильно?
— Правильно.
— Писать надо для себя… Или, скажем, для цикад.
— Для цикад?

— Ага.



promo valera_kolpakov march 21, 2013 15:21 484
Buy for 3 000 tokens
Давайте знакомиться. Краткая информация про меня: 1) Я работаю стоматологом в Америке, но родом из России. На стоматолога я выучился уже в Америке, в России заканчивал медицинский, год был патологоанатомом, потом занимался наукой, защитил диссертацию. 2) Из России уехал в январе 1992 года по…
valera_zubnik

Криминальная история, разгадываем убийство.

Я уже привык, что по любому вопросу зубной пасты весь Интернет обращается ко мне. "У моей бабушки в 1926 году был сине-красный тюбик зубной пасты. Не подскажете какой?". "В Колумбии в 60-х продавалась зубная паста в круглом таком контейнере. Что это за паста, не знаете?". Не подскажу, не знаю. Но сегодня в почтовом ящике - необычный запрос.

Профессор из Австралии пытается разгадать убийство, которое произошло в 1948 году. Личность убитого так и не установлена. Ко всему прочему полиция ухитрилась потерять все вещественные доказательства. Осталась только вот эта фотография. На фотографии личные вещи убитого. По уверениям профессора на фотографии есть тюбик зубной пасты, который мне предлагается идентифицировать.

Сначала рассеяный профессор прислал мне фотографию с какими то тряпками, но потом поправился и прислал вот эту. Теперь видно, что прямо под биркой лежит тюбик. Кто нибудь знает что это за зубная паста? У вас у бабушки не было такой? :-)
Я что то не определю. У меня много послевоенных паст, но эту не идентифицирую.



ПыСы.

Смотрите, вот я нашёл такую пасту, популярную в 1940х. Похоже?